Загрузка...

Саммит на «вершине мира»

17 июня 2024, 14:06

Вчера завершился двухдневный саммит в Бюргенштоке, где собрались представители 92 стран мира (86 участников и 6 наблюдателей) для обсуждения условий мирного урегулирования украинского кризиса. Миротворчество и разрешение конфликтов дипломатией – абсолютно благие намерения. Казалось бы, что могло пойти не так?

Как писал в своей работе «Структурная трансформация публичной сферы» Юрген Хабермас, живой классик послевоенной немецкой философии, дискуссия в публичной сфере требует, среди прочего, автономной площадки для ее проведения – в противном случае она превращается в коммуникацию, исключающую реальное влияние ее участников на публичную сферу.

Это лирическое отступление нужно в первую очередь для прояснения природы данного мероприятия: швейцарский формат изначально не предполагал какой-либо дискуссии. О чем, кстати, весьма лаконично заявил отказавшийся в последний момент от участия в саммите Президент Колумбии Густаво Педро:

Швейцарский форум не является свободной площадкой для обсуждения путей достижения мира между Россией и Украиной. Его выводы уже предопределены. Большинство стран Латинской Америки и колумбийское правительство не согласны с продлением войны.

Еще одним голосом разума на саммите стал Президент Кении Уильям Руто (оставивший-таки свою подпись под итоговым коммюнике):

Одностороннее присвоение российских активов незаконно и неприемлемо, противоречит Уставу ООН, особенно для тех, кто верит в свободу, справедливость, демократию и верховенство закона.

Разумеется, этот и подобные комментарии утонули в общем хоре призывов разбить российскую армию (если сразу не получится, то хотя бы передать Украине контроль над Запорожской АЭС), деколонизировать Россию и – мое любимое – навязать прекращение огня на время проведения Олимпиады во Франции (Украине, в отличие от не допущенной к участию в соревнованиях России, такие правила приличия соблюдать не требуется).

Несмотря на царившее в Бюргенштоке победное настроение, перемежавшееся с заявлениями представителей G7 о готовности поддерживать Украину оружием сколько потребуется (напомню, мы все еще на саммите миротворцев), итоговое коммюнике было скромным и включало всего 3 пункта: ядерная безопасность, свобода судоходства и продовольственная безопасность, а также гуманитарные аспекты. Более амбициозный документ, видимо, согласовать не удалось еще на стадии подготовки.

Конечно же, на содержание итогового документа серьезнейшим образом повлияли озвученные Президентом России накануне проведения швейцарского саммита минимально приемлемые для нашей страны условия начала переговоров. Неожиданное для всех выступление Владимира Путина явно спутало карты организаторам светского раута, которым наверняка хотелось бы обсудить и включить в коммюнике куда больше тенденциозных и идеологизированных пунктов.

Однако и такой скромный текст нашел поддержку далеко не среди всех участников саммита: так, представители Армении, Бахрейна, Индии, Индонезии, Иордании, Ирака, Ливии, Мексики, ОАЭ, Саудовской Аравии, Таиланда и ЮАР (не считая Ватикана и Бразилии в статусе наблюдателей) отказались поставить подпись под итоговым коммюнике, сославшись на закономерную необходимость обеспечить представленность позиций обеих вовлеченных сторон.

Скептическое отношение к швейцарскому формату также продемонстрировали и его организаторы: во-первых, в начале второго дня Бюргеншток покинули Вице-президент США Камала Харрис и канцлер Германии Олаф Шольц. Во-вторых, подтвердил бессодержательность двухдневной встречи сам Зеленский: не дожидаясь окончания официальной программы, он тут же анонсировал второй саммит, в этот раз уже с возможным участием представителей России. Швейцарские власти сразу выразили готовность провести у себя и второй саммит, даже пообещали решить вопрос с МУС в случае личного участия Владимира Путина. Что ж, самая большая глупость – делать то же самое и надеяться на другой результат.

Краткое резюме

1. В Бюргенштоке нам навязывают рамки переговоров, к обсуждению которых нас не допускают. Иными словами, легитимизируют «украинскую формулу мира» как отправную точку переговоров. Очевидно, что пропасть между позициями России и поддерживающего Украину глобального Запада огромная – фантазии, вдохновленные видами на Фирвальдштетское озеро, не бьются с тем, что в современном русском языке стало принято называть «реалиями на земле».

2. Другая задача саммита заключается в легитимации Зеленского в качестве законного украинского лидера на фоне российских заявлений (и тихих перешептываний на самой Украине) о его нелегитимности и эксплицитном отказе России рассматривать Зеленского в качестве подписанта каких-либо юридически значимых документов. В этой связи неоднократно озвученное в последний день саммита стремление затащить российских представителей на эту площадку (даже в случае нашего непризнания выдвигаемых глобальным Западом условий) в первую очередь преследует цель узаконить Зеленского как единственный (номинальный) центр принятия решения со стороны Украины.

3. Некоторые эксперты и ЛОМы привыкли дежурно подтрунивать (чаще беззлобно) над официозом и чеканными формулировками о многополярном мире, дружбе с Глобальным Югом, партнерстве БРИКС и т.д. Тем не менее, если внимательно присмотреться к карте подписавших итоговое коммюнике государств, то станет очевидно: за исключением меньшей части стран Латинской Америки (традиционной сферы влияния США), двух бывших (?) британских колоний в Восточной Африке и стремительно рядеющей Françafrique Глобальный Юг отверг навязываемый гегемоном формат и отказался быть молчаливым статистом. Боюсь, как бы кто из уже-не-партнеров не наступил на грабли дискурса деколонизации…