Откуда не ждали

Неоднократно отмечено, что эффективность губернатора зависит от оперативности его реакции на проблемную ситуацию. Причём реакция, в первую очередь, подразумевает под собой оперативный сбор данных по ситуации, анализ, прямую коммуникацию с возможными пострадавшими и недовольными группами населения, заявления в паблике и полный личный контроль до момента устранения проблемы.

Безусловно, многое зависит и от уровня команды главы региона, ее профессионализма и скорости принятия решений. Это можно увидеть на скорости принятия решений по введению ограничительных мер по COVID-19 и мер поддержки населения и бизнеса. Достаточно наглядно будет сравнить Москву и Санкт-Петербург на одной и той же дистанции.

Зачастую решение губернатором региональных проблем, особенно если они касаются экологической области, ограничивается игнорированием или замалчиванием случившегося перед центром. Более того, про существование социальных сетей и СМИ, а также тотального мониторинга этих площадок как-то забывается. Оказывается давление на журналистов, ограничивается доступ всех посторонних, включая сотрудников служб.

Примеры неэффективной и провальной работы губернаторов при возникновении экологических проблем, которые впоследствии стали настоящими трагедиями, можно было наблюдать неоднократно. Спрятать в надежде «само как нибудь пройдет», «чтобы не утекло» — первая эмоциональная реакция слабого управленца.

Например, трагедия Тулуна и тотальный провал в помощи и расселении людей, чьи дома пострадали от наводнения, стоила карьеры Левченко. Именно это, а не его принадлежность к КПРФ. Вместо решения вопроса бездействия региональных чиновников, экс-глава озаботился критическими сюжетами в СМИ о ситуации в регионе. И уехал.

Красноярский губернатор Усс по аналогичным причинам и отсутствием системы прямой коммуникации в регионе нарвался на гнев президента. Как принято писать «Путин был в ярости». В целом, узнать об экологической катастрофе только через 2 дня после ее происшествия — это провал. Такой же как и имитация расследования причин по древнему принципу «абы чо не вышло».

Кстати, именно Уссу президент предъявил претензию, что информация о ЧП попала в центр через мониторинги социальных сетей, а не по каналам межведомственной связи.

Экологический конфликт в Башкирии также дошёл до федерального центра благодаря умелому медиаменеджменту — СМИ и социальных сетей. Однако бездействие Хабирова достаточно оперативно сменилось оперативным решением конфликта вокруг Куштау. Не без вмешательства Путина.

Информация о загрязнении океана на Камчатке быстро вышла за рамки региона. Однако попадание в федеральную повестку совпало с включением недавно избранного Солодова в решение проблемы Халактырского пляжа и Тихого океана. Открытость всех данных, оперативные проверки возможных версий, сбор информации и выход в публичное поле — абсолютно верные действия. Обращение в Академию Наук для получения точных ответов вместо предположений — тоже.

Безусловно, если подтвердится техногенная версия катастрофы — придется решать сложные проблемы определения и наказания виновных. Возможны внутриэлитные региональные конфликты. Но первая реакция губернатора абсолютно верная.

Несмотря на тяжелую артиллерию в тг-освещении, Солодов показал, что не боится ни обвинений, ни катастрофических прогнозов.

Посмотрим, как будет развиваться ситуация.

#губернаторы #экология #камчатка